FEUERRADER

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

FEUERRADERПерейти на страницу: 1 | 2 | следующуюСледующая »


Там, где кончаются звёзды, начинается... ORIENTSONNE 

весь мир, как заря, наступа­ет, а я, словно пламя, погас

­­
Подробнее…разговорник: http://unimaika.beon.ru/0-2-ingurishu.zhtml#e25
сонник: http://orientsonne.xyqe.com/
старый аккаунт: ­mae borowski
вишлист: http://orientsonne.xyqe.com/0-14-vishlist.zhtml#e3
вк: https://vk.com/orientsonne52
Инстаграм: orientsonne ; orientsonne_art ; orientsonne_fake
паблос: https://vk.com/hiercommtdiesonne

Ежедневник. У меня память, как у золотой рыбки, и я поручаю записанным здесь строчкам
Помнить. За меня. И напоминать. Обо всём, что я когда-то создала,
и о последствиях этого.
Все записи закрыты. "Только для друзей". Потому что не люблю светить перед посторонними тем, что важно для меня, однако с людьми схожусь достаточно легко. Вы из СПБ? Отлично, тогда пойдёмте тусить.
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
вторник, 4 сентября 2018 г.
ORIENTSONNE 17:56:56
Запись только для меня.
среда, 29 августа 2018 г.
ORIENTSONNE 19:43:42
Запись только для друзей.
пятница, 17 августа 2018 г.
ORIENTSONNE 08:33:36
Запись только для друзей.
пятница, 3 августа 2018 г.
ORIENTSONNE 20:07:32
Запись только для друзей.
суббота, 30 июня 2018 г.
ORIENTSONNE 20:16:38
Запись только для друзей.
суббота, 23 июня 2018 г.
ORIENTSONNE 19:32:59
Запись только для друзей.
понедельник, 18 июня 2018 г.
ORIENTSONNE 13:04:40
Запись только для друзей.
четверг, 14 июня 2018 г.
ORIENTSONNE 17:11:01
Запись только для друзей.
воскресенье, 3 июня 2018 г.
ORIENTSONNE 20:48:02
Запись только для друзей.
пятница, 1 июня 2018 г.
ORIENTSONNE 18:26:48
Запись только для друзей.
вторник, 29 мая 2018 г.
ORIENTSONNE 14:21:46
Запись только для друзей.
среда, 23 мая 2018 г.
ORIENTSONNE 18:04:59
Запись только для друзей.
воскресенье, 20 мая 2018 г.
ORIENTSONNE 11:49:17
Запись только для друзей.
воскресенье, 13 мая 2018 г.
ORIENTSONNE 17:56:11
Запись только для друзей.
воскресенье, 29 апреля 2018 г.
ORIENTSONNE 18:26:15
Запись только для друзей.
суббота, 24 марта 2018 г.
ORIENTSONNE 11:32:36
Запись только для друзей.
суббота, 17 марта 2018 г.
Не ты выбираешь Путь, Путь расстилается перед тобой, не оставляя выбора. ORIENTSONNE 10:38:39

весь мир, как заря, наступа­ет, а я, словно пламя, погас

Андрей никогда не знал, кем хочет стать, и апатичное нежелание развиваться часто конфликтовало с желанием приносить людям пользу. Не мечтал стать никем – вот и сбылось. С другой стороны, он давно привык относиться к жизни философски.
Был ли он философом?
Ни в коем случае. Вообще-то, он учился на инженера, но понимал, что это далеко не его стезя, и всё больше тянулся к психологии. Почему нет?
Его мать была психологом. Вызывала у людей благоговение, смешанное со страхом, хотя… Бояться было нечего. Что может быть ужасного в человеке, который, послушав твою речь, посмотрев тебе в глаза и просто понаблюдав за тобой некоторое время, проникает в твою душу так глубоко, как не можешь проникнуть ты сам? Становится тобой, выявляя истинные причины твоих поступков, предугадывая будущие шаги и составляя список еще не совершенных ошибок? Разве это ужасно? Но мы боимся. Боимся самих себя, боимся до дрожи во всем теле, до ненавистного холодного пота, ручейком текущего по спине. А значит, мы боимся и врачей — людей, которые всего лишь исследуют следствия, добираясь до причин. Его мать делала это своими способами. Не «читала», она… Можно сказать, «играла». Принимала на себя чужие роли, дабы сделать тайное явным. Андрей не представлял, как ей это удается, но и завидовал не особенно: одно дело случайно и кратковременно погружаться в бездну чужих переживаний, и совсем другое — поступать так изо дня в день, не оставляя времени для самого себя.
Был ли он таким же?
Нет, не был. А хотел бы стать?
Хотел бы?
Хотел ли я быть или не быть?..

Подробнее…Об этом он и размышлял, стоя у дверей в набитом доверху вагоне метро. Андрей ехал на вокзал, оттуда – к Анечке, три дня на поезде. И вместе – целое лето, три долгих месяца коротких ночей. Июньский пост, праздники, а потом – чай, финики, жизнь по лунному календарю. И…
Он достал телефон, открыл чат-клиент.
- Дня, Имран. Приеду скоро. Ты как?
- Дня! Нет стремлений – нет терзаний, живу потихоньку. Старику помогаю, деятельный стал в последнее время. Мол, это вам, молодым, можно часок-другой придаваться безделью, а мне каждую минуту приходится вырывать из глотки у вечности.
Андрей прыснул. Он хорошо знал отца старого друга и понимал, что вечность не досчитается ещё многих своих зубов.
- Новое дело затеял?
- Приедешь – узнаешь, ещё как узнаешь. Как в столице?
- На пятничном намазе молились под дождём. Когда постелили коврики, ещё был относительно сухой асфальт. Когда пошли в земной поклон, кто-то буквально нырял головой в лужу, хотя допускалось вообще земной поклон не совершать. Шутили потом, что в следующий раз нужна маска аквалангистов и трубка для воздуха. Сплачивает и заряжает позитивом, я тебе скажу.
- У нас сезон дождей ещё не начался. Аня ждет тебя очень. Хочешь, встретим?
- Хочу удивить её.
- А если я один?
- Добро.
- Бывай. Удачи тебе.
Станция метро Тимирязевская…
Андрей совершенно не имел представления, кем хочет быть, но при этом был надёжным и преданным другом. Отчасти и корил себя за это, потому что какая-то его часть знала: он не может не привязываться к их образам, вопреки положениям своей религиозной практики. Иногда он просыпался посреди ночи в холодном поту: ему снилось, что Анечку вели на казнь, а он часами кричал на судей.
Мне не нужен мир без неё. НЕ НУЖЕН. И если вы будете цепляться за своё решение, я сделаю так, что этот мир не будет нужен и всем вам!
Это были глупые сны, и мысль о них отогнала все прочие. Он больше не думал о труде врачевателя душ, он думал о том, что едет домой. Дома пахнет степью. Пахнет травой, сожженной солнечными лучами, пахнет пылью, медленно оседающей на дорогу, оставшуюся за спиной, пахнет свободой бескрайних просторов. Облако горьковатого, но не освежающего, а останавливающего дыхание аромата.
Анечка, Анечка, Анечка... Он катал это имя на языке, прислушиваясь к внутреннему звучанию сочетания звуков. Анечка. Венок из первых робких подснежников, цветущий луг под лучами палящего солнца, очарование детской наивности, тихое течение лесного ручья...
В вое поезда мешалась невнятица людских запахов и пестрота разговоров. Он ехал домой. Ехал, пряча в густых светлых усах улыбку предвкушения.
Усы и борода, на удивление густые для его лет, были практически единственным, что выдавало в нём муслима. Как говорил имам аль-Джуазия, мир ему, новыми сердцами и в ветхой одежде — пусть знают вас в небесах, и пусть вы будете незаметными среди обитателей земли. Андрей был узнаваем для своих и почти не бросался в глаза обычным людям: это было одним спасением в российских реалиях, где люди судят о мусульманах по кавказцам в торговых центрах, по мигрантам на стройках, по южанам-торговцам на рынках. Средний уровень образования, тем более религиозного, у вышеперечисленных лиц, увы, не очень высок. Большинство из них - так называемые "этнические" мусульмане - о религии знают очень мало, при этом могут себя считать частью общины. Андрей их сторонился, как сторонился и тех, кто судит о религиозном учении по отдельным его представителям. Аня когда-то очень удивила его тем, что на разглагольствования женщины старшего поколения о «зомбированных религией девушках» ответила сквозь глухой никаб: «фильтруйте базар, пожалуйста». Манера Анечки разговаривать была её самым действенным оружием. Любую фразу, которую можно было расценить, как утонченную издевку, она произносила так, что невозможно было не поверить в ее искренность.
Он усмехнулся. Вагон дернулся – и он схватился за поручень, продолжая смотреть в пустоту взглядом, присущим матерям, которые готовы принести в жертву весь мир ради благополучия собственного ребёнка.
Он хотел быть человеком, который сделает её счастливой.
А большего ему, собственно, и не требовалось.

- Ас-саляму алейкум, брат.
- И тебе мир, - машинально ответил Андрей, не сразу сообразив, что человек, зашедший на Тимирязевской, обращался именно к нему.
Это был мужчина средних лет – одетый во все черное южанин с бледной, а потому нездорово желтой кожей и огромной черной бородой-мочалкой. Смотрел на Андрея незнакомец долго, словно искал какой-то изъян в его облачении или чертах лица. Наконец, вроде бы удовлетворившись проведенным осмотром, смягчился и спросил, смежив веки:
- Куда направляешь путь?
- В Рай, - улыбнулся Андрей, не задумываясь.
Южанин вздрогнул и нервно отвел взгляд.
- А на какую станцию? – спросил он так сухо, что Андрей смутился своего первого ответа.
- На Белорусскую. А там в Минск, к жене.
Лицо незнакомца скривилось, как от приступа боли.
- Пречист Аллах… Сойдёшь и обратно поедешь.
Андрей не услышал половину фразы в реве вагона, и наклонился ближе, стараясь, между тем, не коснуться бороды своего брата.
- Обратно поедешь, говорю!
Андрей опешил.
- Почему?
- Потому что что-то должно заканчиваться, чтобы началось что-то новое. А для этого нужно дойти до конца.
Андрей не понял. Бородатый, заметив его вопросительный взгляд, почесал угреватый лоб, на носу и щеках поблескивали капельки пота.
- Я воин, - ощерился он, выставив неровные желтые зубы.
И Андрей понял.
Сердце забилось с такой силой, что парню казалось: тварь вот-вот услышит его стук. Он замер в ожидании, стараясь не шевелиться и не дышать. По позвоночнику пробежала волна крупной дрожи, ледяными иглами вонзилась в спину – добротная ткань его жизни начала расползаться на куски.
- Ты террорист, - прошептал Андрей одними губами.
- Уходи, брат.
- Ты мне не брат.
- Ну почему же, - вкрадчиво прошептал он, почти вжавшись Андрею в ухо.
- Зачем ты говоришь мне уходить? Одной смертью больше, одной меньше... Какая тебе разница!
- Я не мясник.
- А кто же, скажи на милость?
- Палач. И в жертвах моих достаточно грехов, чтоб вершить над ними Суд Божий. Брат…
Андрей не хотел стать его братом.
- Уходи, брат, - повторял смертник, услышав, как поезд приближается к станции, - уходи.
В вагон влетела группа студентов. Стало гораздо более тесно и многолюдно, кто-то прошелся Андрею по ногам, благо, пуговиц с пиджака не оторвали.
- Уходи!
Разговор следовало заканчивать. В сознании внезапно возник Пушкин с его «Евгением Онегиным»: «В Коране много мыслей здравых, вот, например: Пред каждым сном молись; беги путей лукавых, чти Бога и не спорь с глупцом». Не спорить…
- Тот, кто не проявляет милосердия, не будет помилован; тот, кто не прощает, не будет прощён; а у того, кто не принимает извинений, не будет принято покаяние. Опомнись!
- УХОДИ!
- Только вместе с тобой, - ответил он. Слова Андрея прозвучали спокойно, расслабленно, с ленцой, за которой крылась высокая волна, готовая смести на своем пути людей, города и целые страны. И предчувствие цунами донеслось до самых отдаленных уголков разума собеседника, потому что ни единого звука больше не раздалось.
- Шахид – воин, павший во время справедливого сражения, - продолжил Андрей, чувствуя растущую уверенность в своих силах, - а ты - мясник. Закон запрещает воевать с мирными жителями. Хочешь убивать невинных людей? Или прятаться за спиной своих лидеров, залезть в болотную жижу, прикинуться кочкой и умереть? ЧТО ты скажешь ангелам в посмертии, когда с тебя спросят за твои деяния? Я благословляю тебя на джихад, но помни, что для тебя джихадом будет борьба со своими пороками. Занося нож, ты совершаешь предательство, а не убийство, но ты ещё можешь быть прощён! Очнись, мать твою!
Бородач не слушал. Холодный пот стекал по его щекам, описывал дуги вокруг губ, пропадал в бороде-мочалке вместе со всеми словами, которые хотел сказать смертник. Андрей упустил свой шанс уйти. Андрей был для него вероотступником.
А с вероотступниками нужно бороться.
Вероотступников нужно убивать.
Через пару мгновений он совершит благое дело, а потом будет ожидать судного дня, и кто был прав, а кто нет – Аллах рассудит.
Одеревеневшая рука тянулась к сумке. Пара движений – и он приведёт в ход взрывное устройство прямиком на кольцевой.
Андрей заметил.
Поясная перевязь с двумя охотничьими ножами, подарок отца, начала неприятно холодить бедра. Кинжалы длиной с полторы ладони. На первый взгляд, оружие больше защиты, нежели нападения, но при обстоятельствах, допускающих очень ближний бой…
Требуется всего лишь несколько мгновений, достаточно сосчитать до трех, чтобы оружие, призванное защищать, превратилось в смертоносное, а его обладатель приготовился стать палачом.
Стать палачом…
Сознание протестующе закричало: «Нет!», но тело не смогло ослушаться приказа.
Кинжал со свистом вонзился в плоть бородача чуть ниже кадыка. Боль разлилась по всему телу, как будто в него вонзилось гигантское копье. Лицо Андрея, забрызганное темно-красной кровью, походило на лицо индейца в боевой раскраске. Брызги крови попали и на двери, очертили надпись «не прислоняться». Андрей услышал, как лезвие со скрипом рассекло горло. Не понимая до конца, что происходит, он посмотрел на свои руки. Белый пиджак быстро краснел. Противник конвульсивно дернулся и уже не увидел, как Андрей вынимает нож.
- Господи, прости меня, - прошептал он. На пол вагона опустилось безжизненное тело, словно кукла, набитая соломой, и под истошный женский вопль муслим принялся искать взрывное устройство.
Андрей никогда не знал, кем хочет стать, но…
Он был воином.


\\\

- Да! Быков Андрей Юрьевич!
- По его делу проводится следствие…
- Пусти, кому говорю! Андрей!
Имран?
- Андрюх, живой?
- По воле Аллаха, - крикнул он, явно недовольный тем, что друг его прервал. Порадоваться тому, что Имран первым же рейсом прилетел из Минска в Москву, ему только предстояло.
- Погоди, ты… ты намаз читаешь? В полиции? Помогите девочке Даше найти у Андрея чувство самосохранения!
Андрей невесело рассмеялся.
- Гражданин, я бы попросил вас…
- Андрюх, Белорусский подорвали сегодня, десять кило тротила, почти сто человек погибло, четыреста с ранениями. Андрей, они задумали серию терактов, понимаешь, СЕРИЮ?
И Андрей не стал пятьдесят шестым в списке погибших в теракте на Белорусском вокзале.


Музыка звуки моего удивления от того, как это я внезапно среди депрессии, стресса и птср родил ВОТ ЭТО
Настроение: я что, мать мою, написала новый рассказ??? Когда я вообще в последний раз писала рассказы???????
Хочется: матэ
Прoкoммeнтировaть
вторник, 6 марта 2018 г.
ORIENTSONNE 17:51:38
Запись только для друзей.
суббота, 24 февраля 2018 г.
ORIENTSONNE 20:38:41
Запись только для друзей.
суббота, 17 февраля 2018 г.
ORIENTSONNE 20:24:41
Запись только для друзей.
понедельник, 12 февраля 2018 г.
ORIENTSONNE 07:51:12
Запись только для друзей.
суббота, 10 февраля 2018 г.
ORIENTSONNE 10:33:45
Запись только для друзей.
пятница, 2 февраля 2018 г.
ORIENTSONNE 10:46:26
Запись только для друзей.
вторник, 23 января 2018 г.
ORIENTSONNE 12:02:50
Запись только для друзей.
суббота, 20 января 2018 г.
ORIENTSONNE 12:09:57
Запись только для друзей.
 


FEUERRADERПерейти на страницу: 1 | 2 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
ДЛя создания оригинального и неповт...
Назрел вопросик хДД
Делаю аватары на заказ.Всего 10 поз...
пройди тесты:
[Школа "Коноха"] Часть...
какой ты комп?
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх